Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: экономика (список заголовков)
18:47 

Венгрия. Правление Матьяша Хуньяди

4kings
Наследник венгерского престола Матьяш родился в 1443 г. Гувернеры и воспитатели, такие, как Янош Витез, обучали его не только грамоте и языкам, но и основам новой гуманистической учености. В детстве от отца он получил общие представления о государственной деятельности, о дипломатии и военном искусстве. Кроме того, в наследство ему достались огромный авторитет, экономический, политический и военный потенциал партии Хуньяди, которыми он мог пользоваться по своему усмотрению. Если междуцарствие (1444—52) и последующие решительные действия Ласло V де-факто содержали в себе угрозу распада Венгрии и ее захвата Османской империей, то возгласы единодушного одобрения, которыми дворянство, собравшееся на льду замерзшего Дуная неподалеку от Пешта, приветствовало 14 января 1458 г. сына прославленного героя Белграда как своего короля, были добрым предзнаменованием того, что эта угроза осталась в прошлом. Молодой монарх, освобожденный Иржи Подебрадом (который через год после смерти Ласло и короля был избран регентом Богемии) за выкуп и обещание жениться на его дочери Екатерине, с поразительной энергией принялся за наведение порядка и укрепление центральной власти. Разрывая семейно-клановые обязательства, не терпя ничьего покровительства и полагаясь в основном на советы Витеза (канцлер, который вскоре стал также архиепископом Венгрии), он не оправдал надежд Михая Силадьи, который рассчитывал на роль, аналогичную той, что играл отец короля в свою бытность регентом. Король, кроме того, во главе всех верховных королевских судов и палат, казначейства и королевского трибунала, недавно созданного специально для управления королевскими владениями, вместо баронов поставил своих дворян-сторонников. Законы, принятые государственным собранием в июне 1458 г., также оказались выгодными для дворянства. Разочарованные бароны под предводительством Гараи и Уйлаки пригласили на трон и избрали королем Фридриха III. Весной 1459 г. император напал на Венгрию, силой подкрепив свои претензии на ее престол. С помощью искусной дипломатии, однако, Матьяшу удалось внести раскол в лагерь противника, и вскоре Фридрих получил решительный и окончательный отказ. Затянувшиеся мирные переговоры закончились договором 1463 г., носившим характер обоюдного компромисса. За 80 тыс. форинтов Священную корону Венгрии получил Матьяш, которого Фридрих объявил приемным сыном; Фридрих сохранял за собой титул короля Венгрии, к тому же он и его наследники получали право занять венгерский трон в случае, если Матьяш умрет, не оставив прямого наследника. Этот договор послужил основанием для последующего восхождения на венгерский трон династии Габсбургов (хотя в момент его заключения подобное развитие событий казалось маловероятным, так как Матьяш был на двадцать лет моложе императора). С практической точки зрения, однако, договор этот дал возможность самому Матьяшу короноваться в 1464 г. и спокойно царствовать.
Церемония коронации предоставила королю возможность для примирения с баронами, большинство которых теперь оказывало ему поддержку. Матьяш взял на вооружение тактику Анжуйской династии и Жигмонда, вливая свежее вино в мехи потомственной старой аристократии. Некоторые семьи из тех, что после его смерти в течение полувека, а может, и больше определяли венгерскую политику (такие, как Запольяи или Батори), начали свое возвышение при Матьяше. Тем не менее около половины баронов, назначенных им, принадлежали к старой аристократии и дольше других сохраняли свои должности.
Лишь немногие среди высших должностных лиц, не имевших дворянского звания, сумели стать магнатами (например, бывшие простолюдины — казначей Янош Эрнуст или военачальник Пал Кинижи), поскольку в тот период аристократия только оформлялась как строго наследственное сословие. Магнаты, или «урожденные бароны» (их следовало отличать от «реальных баронов», т.е. от высших должностных лиц государства), были могущественными вельможами, которых лично приглашали на заседания Королевского совета в расширенном составе. Следует также отметить, что Матьяш отличался чрезвычайным великодушием по отношению к аристократам: несмотря на поднятое ими восстание и непосредственное участие в заговоре, ни один из них не был казнен. Кроме того (последнее наблюдение по поводу его взаимоотношений с элитой страны), если в начале своего правления Матьяш опирался на дворянство в борьбе против баронов, то позднее уже использовал баронов в борьбе против дворянства или же сталкивал между собой враждующие фракции магнатов, укрепляя, таким образом, собственную власть и сокращая круг лиц, от которых он лично зависел. Помимо всего прочего, об этом свидетельствует и список его новых назначений: с каждым годом их становилось все меньше.
Политику Матьяша часто оценивали как попытку централизовать административное управление страной или даже как стремление заложить основы абсолютной монархии. В этом есть доля истины, и велик соблазн провести параллель между его политикой и деятельностью его западных современников (в широком смысле) — тех правителей, которые сумели после бурных лет феодальных междоусобиц объединить свои территории путем централизации власти. Среди них были король Франции Людовик XI и король Англии Генрих VII (сколь бы искаженными и упрощенными ни казались образы этих монархов в данном ракурсе). Правда и то, что во вторую половину своего правления Матьяш перешел на новый стиль руководства, считая, что он, король, наделен «абсолютной властью» и что закон для него «не закон». Это привело к резкому падению его популярности, к тому, что самые могущественные из его подданных стали открыто обвинять его в тирании. Наконец, соответствует истине и тот факт, что структуры корпоративного политического строя, столь энергично функционировавшие в течение двух десятилетий до его избрания, практически утратили свое былое значение. Государственное собрание созывалось регулярно, но часть вопросов, которые прежде входили в его компетенцию, например голосование по налогам, теперь решалась Королевским советом (т.е. только представителями двух высших сословий), тогда как роль административного «аппарата» (канцелярско-бюрократические, судебные, налоговые и военные учреждения, не контролируемые сословиями) существенно возросла.
читать дальше

@темы: экономика, ремёсла, политика, литература, культура, исторические заметки, искусство, значимые фигуры, Венгрия

18:38 

Штефан чел Марэ - деятельность по преобразованию экономики и армии

4kings
Новоявленный господарь занимался не только укреплением и расширением границ за счет воинской силы, но и внутренними преобразованиями. Да и невозможны были его первые военные успехи, если бы он с первого же дня после прихода к власти не занялся как мерами по оживлению экономики страны, так и строительством армии по наиболее современным для его эпохи канонам.
Штефан провел преобразования в боярской среде. Были те, кто пошли за ним и согласились быть сборщиками государственных пошлин и налогов на вверенной им территории и получать лишь процент с этих сборов, но при том с изумлением обнаружили, что оказались в выигрыше. Разумеется, после этого Штефана поддержало большинство бояр. С теми же, кто больше ценили свою власть, а не доходы, и решили выказать открытое неповиновение, Штефан поступил сурово. В одном из известных такого рода случаев, например, он обезглавил 20 великих бояр и посадил на кол 20 бояр малых. Имущество казненных поступало в господарскую казну.
Приобретенных таким образом земли и крепостных Штефан предпочитал оставлять в своем владении. Крестьяне получали статус "вольных", а это было очень важно в военном отношении, так как крепостные не воевали, армия составлялась лишь из свободных людей.
Но поступления такого рода в казну при Штефане были незначительны. Пример с расправой над сорока боярами был, скорее, исключением. Штефану редко оказывали неподчинение, его редко предавали (хотя такие случае и бывали), а он не спешил превратить репрессии в источник увеличения казенных владений. Вместо этого он стал в массовом порядке выкупать земли у бояр. Эта деятельность продолжалась в течение всей его жизни. Бояре, в свою очередь, все время норовили превратить вольные деревни в собственные. Штефан решительно пресекал такие попытки. В результате бояре постепенно превращались из бесконтрольных владык на вверенных им территориях в государственных чиновников, слуг господаря.
Армию, которая до того строилась на основе отрядов, подчиненных боярам, Штефан также преобразовал. Теперь ее ядро составляли воинские части, подчиненные лично господарю. Бояре в них были лишь командирами, а не полновластными хозяевами. За ними еще оставалась обязанность осуществлять мобилизацию населения в случаях непосредственной военной угрозы, чтобы собрать так называемое "большое войско", а также руководство составными частями этого войска.
В войнах той эпохи все большую роль стала играть артиллерия, и Штефан создал в своей армии артиллерийские соединения из иностранцев-наемников. Применение артиллерии привело к необходимости укреплять и перестраивать крепости, тоже предмет особой заботы Штефана. Построил он и множество новых крепостей.
Штефан так преуспел в своей деятельности по укреплению страны, что заставил забеспокоиться даже Влада Цепеша, поспособствовавшего приходу Штефана к власти. Влад заключил договор с некоторыми областями, относящимися к Трансильвании (которая еще не добилась независимости от венгров и не выступала как единое целое) о совместной защите от нападений Штефана. Трансильванцы прекрасно понимали, почему им надо было опасаться набегов молдавской армии. Именно в тех местах, под защитой уже не польского, а венгерского короля, укрывался от Штефана и готовился к возврату на престол Петр Арон. Что же касается Валахии, подвластной Цепешу, то она еще со времен Петра Арона контролировала кое-что, принадлежавшее по праву Молдове. Важнейшим было то, что в Четатя Албэ, ключевом стратегическом пункте Молдовы, был размещен валашский гарнизон. Вторая приморская крепость Молдовы, Килия, контролировалась непосредственно Венгрией.



Составлено на основе статьи М. Михай

@темы: экономика, политика, исторические заметки, значимые фигуры, война, армия, Молдавия

17:43 

Почтительные поклоны и кровавая бухгалтерия - взаимоотношения с Турцией

4kings
До тех пор, пока Цепеш не почувствовал себя достаточно сильным, он не вступал в пререкания с турками, а смиренно выполнял условия "перемирия", навязанные ими еще его брату Мирче.
Османская империя вообще не понимала, что такое жить в мире с соседями. По убеждениям турок, мир был возможен лишь на территории самой империи, которую и следовало, якобы во имя Аллаха, расширять все далее. Остальной мир считался обиталищем злобных варваров, "домом войны". Воевать с ними значило расширять "дом мира", укреплять мир.
Такие воззрения турки позаимствовали у сокрушенной ими Византийской империи, переделав их на свой лад и немного усовершенствовав.
Единственной возможностью для соседей Турции избежать немедленного нападения было заключение "перемирия", которое считалось лишь временным, обставлялось как величайшая милость со стороны султана и сопровождалось обязательной выплатой дани.
Влад исправно платил дань, лично отвозя ее султану и кланяясь ему с выражениями покорности. И султан, и Цепеш понимали, что это лишь формальность. Обоим было ясно, что при подходящем случае покорность быстро исчезнет. Султан, разумеется, хотел бы, чтобы формальная покорность сменилась реальной, но был готов и к сюрпризам. Однако он и не догадывался, какие сюрпризы на самом деле его ожидают.
Чуть увереннее Влад почувствовал себя примерно на третьем году правления. Тогда оживились планы организации нового крестового похода. Римский папа выделил на это предприятие солидную сумму. Да и сам Дракула уже достаточно укрепил свою власть и страну, чтобы потихоньку начать пренебрегать требованиями султана. Он перестал платить дань. Но открытого вызова туркам не бросал.
В частности, когда беи приграничных областей позволяли себе набеги на Валахию, Цепеш, успешно отбивая их нападения, затем непременно отправлял султану письма, в которых сообщал, что он, как покорный раб султана, был в очередной раз вынужден наказать такого-то султанского подданного, который превысил свои полномочия и нарушил султанскую волю, позволив себе напасть на дружественную его султанскому величеству страну.
На самом деле, возможно, воля его величества была иной. Но благодаря лицемерному византийскому стилю управления, когда начальство не отдает прямых приказов, а предоставляет подчиненным угадывать свои пожелания, султан мог делать вид, что сам он тут ни при чем, и что он действительно верит Цепешу.
Планы крестового похода расстроились. Большинство стран отказалось от участия под самыми разными предлогами - кто был занят войнами с другими европейскими государствами, кто в качестве причины выдвинул экономические трудности. С большим трудом удалось заставить согласиться на участие в крестовом походе Венгрию. Борьба за трон в ней уже закончилась в пользу Матиаша, сына Яноша Хуньяди, но тот вовсе не был уверен в своей победе. Его могучие соперники не собирались сдаваться. Он все-таки дал согласие, соблазнившись большой суммой, которую ему посулил папа. Но и он ничего реально не сделал. Европейские антитурецкие планы ушли в песок, а султан, наконец, потребовал у Цепеша выплаты долга. Цепеш оправдывался тем, что будто бы не может отлучиться из страны.
Турки согласились присылать за данью своего представителя, но за задержку взносов увеличили размер дани, да еще добавили к ней выплаты натурой - следовало отдать туркам определенное количество овец и 500 мальчиков для пополнения янычарского корпуса.
Дракула потянул еще немного. И тогда, в самом конце 1461 года, султан пригласил его на переговоры "об урегулировании пограничных вопросов". Они должны были состояться в крепости Джурджиу, одной из тех, о которых так пекся отец Цепеша, а ныне занятых турками. Цепеш отказался, предложив встречу в чистом поле и в более нейтральном месте. Турки с готовностью согласились.
Эта подозрительная покладистость, чересчур ласковый тон султанских писем и личность посла, отряженного султаном на встречу, навели Влада на мысль, что дело здесь нечисто.
Посол этот, бывший византийский дьяк Катаволинос, верой и правдой служивший теперь султану под именем Юнус-бея, был одним из хитрейших дипломатов того времени. Сочетая знание европейских языков и обычаев с византийским двоедушием и османской наглостью, он преуспел в выполнении самых щекотливых поручений. Вот и на этот раз перед ним была поставлена цель - под любым предлогом заманить Влада в Турцию, чтобы появилась возможность захватить его.
Из посланного перед отправкой на переговоры письма Цепеша королю Матиашу следует, что Влад был прекрасно осведомлен о намерениях турок. Он отправился на встречу в сопровождении стада овец и 50 мальчиков, якобы предназначенных для первого взноса натурой, а также всей своей гвардии, численностью примерно три тысячи человек. В поддержку посольству Юнус-бея был отряжен наместник захваченной южной части Валахии комендант Никопольской крепости Хамза-паша. Его сопровождало около четырех тысяч воинов (по некоторым сообщениям, до десяти тысяч, но дальнейшее развитие событий показывает, что эта цифра нереальна).
Встреча состоялась. В результате турецкий отряд и посольство вместе с Юнус-беем и Хамза-пашой бесследно исчезли. Буквально будто сквозь землю провалились.



на основе статьи М. Михая

@темы: Турция, Румыния, армия, война, значимые фигуры, исторические заметки, политика, экономика

15:37 

Влад III, иссскуство наживать врагов

4kings
Взаимоотношения Трасильвании и Валлахии в начале правления Влада

Он сразу же занялся укреплением страны и подготовкой к военным действиям, имея в качестве предполагаемого противника прежде всего Османскую империю, добился реального суверенитета над всеми владениями, которые он считал своими, постарался обеспечить себе дружественное соседство и подыскать союзников, а также стремился улучшить экономическое развитие страны и оживить торговлю.
Многое у Влада выходило удачно. Было построено много крепостей, церквей и монастырей. Религиозные постройки имели не только идеологическое, но и военное значение - они служили убежищами в случае нападения врага. Именно Цепеш построил в захолустном местечке Букурешть крепость, а впоследствии и перенес туда столицу страны, так что его по праву можно считать основателем современного Бухареста.
Влад реформировал армию согласно самым новейшим воззрениям того времени. Они очень хорошо совпадали с его собственными интересами: было создано постоянное ядро армии, подчиненное непосредственно господарю. Так как Дракула не слишком доверял боярам, такой подход для него был единственно возможным.
В вопросе о границах владений Влад отличался от Штефана. Тот придерживался идеи "богом данных", естественных границ, и добился договоров о разграничении со всеми соседями, в первую очередь с Валахией и Трансильванией. При этом границы проводились по линии водораздела Карпатских хребтов, само наличие которых, собственно, и определило существование трех отдельных румынских княжеств. От других государств Молдову отделяли водные рубежи.
Дракула же считал любые границы условностью, определяемой не столько естественными причинами, сколько возможностями того или иного владыки захватывать и удерживать за собою земли. Принимались им во внимание и соображения наследственного права, очень важные в те времена. И его претензии не ограничивались географическими рамками Валахии, определяемыми горными хребтами и реками, а выходили за них. Нужно еще учитывать, что вся южная часть Валахии от моря до Дуная была уже захвачена турками, и Дракула пытался компенсировать недостающее за счет Трансильвании.
Дело в том, что еще его отец перед приходом на валашский престол получил от Яноша Хуньяди несколько областей, относящихся к Трансильвании - а значит, формально входящих в Венгерское королевство. При этом каждый из участников этой операции имел свои воззрения на ее политический смысл.
читать дальше

на основе статьи с

http://old.ournet.md/~moldhistory/vlad_dracula.html

@темы: Венгрия, Молдавия, Румыния, Турция, значимые фигуры, исторические заметки, политика, ремёсла, экономика

18:47 

Влад, сын Влада - Первые годы господарства

4kings
Когда Влад Цепеш осенью 1448 года в первый раз стал господарем, Янош Хуньяди был занят важной битвой при Косовом поле (увы, закончившейся победой турецкой армии), но затем он очень быстро сместил Цепеша, сам на некоторое время объявив себя правителем Валахии. Однако расправиться с Владом физически Янош не сумел. Впрочем, рассиживаться на валашском троне Яношу было недосуг, и он быстро подобрал себе замену в лице Владислава II, бывшего и до того господарем Валахии.

Пока происходили эти события, придунайские валашские крепости опять перешли в руки турок.
Время после своей не слишком-то удачной попытки удержаться на троне Валахии Влад Цепеш провел под защитой молдавских господарей. В это время он успел проявить свое военное мастерство, приняв участие в борьбе против попыток Польши завоевать Молдову. После происшедшей в 1451 году расправы над Богданом, господарем Молдовы и отцом Штефана, чудом избежавшие ее, оба молодых князя перебрались в Трансильванию под опеку Яноша Хуньяди.
Неизвестно, почему за это время отношение Яноша к Владу Цепешу поменялось. Может быть, к этому времени оказалось, что представители клана Дэнешти, на которых ранее рассчитывал Янош, не оправдали его надежд и начали сотрудничать с турками. Возможно, сам Влад каким-то образом успел проявить себя и доказать свои антитурецкие устремления.
Можно только отметить, что впоследствии оказалось, что в этом отношении на Влада вполне можно было положиться. Все участники борьбы с Османской империей - и отец Цепеша, и несколько позже Штефан чел Маре, бывали вынуждены иногда идти на компромиссы, не исключением был даже сам Янош Хуньяди. Самым бескомпромиссным в этой пестрой компании оказался именно Влад Цепеш.
Несмотря на свое убеждение в том, что прав сильнейший, он как будто не считался с мощью Османской империи, дерзко бросая ей вызов. Будто бы он хотел доказать, что он сильнее турок (и, кстати говоря, это ему не раз удавалось).
Удивление вызывает его верность правителям Венгрии, которые принесли лично ему множество бедствий, и устремления которых распространить свою власть на Валахию были так же очевидны, как намерения турецкого султана. В этом отношении и Дракул-старший и Штефан проявляли больше стремления к самостоятельности. Для них было важнее не европейско-османское противостояние, а сохранение независимости собственных владений.
читать дальше

основано на материалах с http://old.ournet.md/~moldhistory/

@темы: Венгрия, Молдавия, Румыния, Турция, армия, война, значимые фигуры, исторические заметки, политика, экономика

13:37 

МАТИАШ I КОРВИН (венг. Mtys Corvin, лат. Matthias I Corvinus) (1440–1490)

4kings
Матиаш был младшим сыном Яноша Хуньяди, происходившего из Валахии аристократа, который был регентом Венгрии при Владиславе III (Уласло I), малолетнем короле Польши и Венгрии, и прославился своими походами против турок, отодвинувшими завоевание ими Венгрии на 70 лет. Матиаш родился в Колошваре, в Трансильвания (совр. Клуж-Напока, Румыния) 23 февраля 1440. Когда в 1456 отец умер, Матиаш и его старший брат Ласло оказались втянуты в сложные интриги вокруг воцарившегося в Чехии и Венгрии на короткое время малолетнего Ласло V (в Чехии он именовался Ладиславом Погробеком). В результате старший из братьев был казнен (что вызвало взрыв негодования в Венгрии, вынудивший короля бежать из страны), а Матиаш ввергнут в темницу в Праге. Но в конце 1457 король умер, и тогда регент Чехии Йиржи Подебрад немедленно освободил Матиаша, что дало возможность сословному собранию избрать его королем Венгрии. Самого Йиржи вскоре избрали королем Чехии, и для закрепления дружбы между властителями его дочь Екатерина вышла замуж за Матиаша.
Матиаш обнаружил выдающиеся способности в управлении людьми и событиями, в относительно короткое время распространив свою власть на большую часть страны. Особенно успешным было противодействие, которое ему удалось оказать проискам прогабсбургской партии, которая в надежде на предоставление больших свобод высшей знати пыталась посадить на венгерский трон императора Фридриха III. Борьба между двумя государями – молодым королем Венгрии и главой Священной Римской империи – заняла весьма значительный период в жизни Матиаша, хотя в 1463 они примирились и Фридрих признал Матиаша королем Венгрии (при том, что титул «короля Венгрии, Далмации и Хорватии» сохранил все же Фридрих), выдав ему корону св. Стефана.
Вероятно, наибольшая внешнеполитическая ошибка Матиаша – это его решение в меньшей степени принимать в расчет турок, эту величайшую опасность, угрожавшую самому существованию Венгрии, а вместо этого пытаться расширить свои владения в западном направлении. Его целью были не только земли Габсбургской короны (хотя он в течение продолжительного времени владел большей частью территории Австрии, включая Вену), но и территории Йиржи в Чехии. Матиаш, которого поддерживал папа Павел II, представлял дело так, что действует так, как подобает подлинно христианскому государю, призванному защищать католическую церковь от еретического отступничества чешских гуситов под руководством Йиржи. В действительности же он стремился к завоеваниям и желал присоединить к короне св. Стефана корону св. Вацлава. Матиашу удалось захватить большую часть Моравии и Силезии, а в 1469 не признававшая Йиржи часть чешской аристократии даже избрала его королем Чехии.
Однако впоследствии чехи дали Матиашу отпор, и после смерти Йиржи в 1471 он не смог помешать чешским сословиям избрать королем Владислава II, сына польского короля. Поддержка Фридрихом этой кандидатуры привела к тому, что Матиаш возобновил войну как против императора, так и против самого Владислава. При Матиаше нечасты были периоды, когда бы он не участвовал в крупных военных конфликтах по тому или иному поводу
Поразительно, но при таких обстоятельствах Матиашу все же удавалось поддерживать в Венгрии интенсивную культурную жизнь. По большей части все это несло на себе итальянский отпечаток, в частности, потому, что его вторая жена Беатриса была неаполитанской принцессой. Велось крупное строительство, началось книгопечатение, была основана Bibliotheca Corvina, одна из крупнейших библиотек конца 15 в. (2000–2500 томов, 195 из которых сохранились, разойдясь по разным собраниям), поддержку получило высшее образование (в частности, в 1467 в Братиславе король основал первый в Венгрии университет). Ни в политическом, ни в культурном плане Венгрия никогда больше не играла столь значительной роли в европейской истории. И действительно, лишь через 36 лет после смерти не имевшего законных наследников Матиаша (он умер в Вене 4 апреля 1490) Венгрия пала жертвой турецкого вторжения.

http://www.krugosvet.ru/articles/47/1004753/print.htm


@темы: экономика, политика, исторические заметки, значимые фигуры, живопись, Венгрия

Четыре короля

главная