Солнце инсайд/tassie bears coffee
Конфликт во Флоренции между Медичи и оппозицией состоял в следующем... Во главе противоположной Медичи партии стоял Никколо да Уццано, «человек переменчивого характера и вида». Когда он умер, находившийся на его стороне Бернардо Гуарданьи, став гонфалоньером правосудия, выслал Козимо из города, вместе с его родственниками Аверардо и Лоренцо.
Макиавелли при этом дополняет, что инициатива ареста Козимо исходила от приемника Никколо Уццано – Ринальдо Альбицци.
Для понимания ситуации во Флоренции этот момент необходимо рассмотреть более подробно.Через четыре дня флорентийский народ на собрании (parlamento) выразил свое согласие создать новую Балию, куда вошли сторонники Альбицци. Комиссия обвинила Козимо в намерении захватить власть, за что, по законам республики, полагалась смертная казнь. Однако здесь на помощь Козимо пришли его деньги. Феррара, Венеция, папа Евгений IV, все те, кто пользовался услугами банка Медичи, вступились за него и казнь была заменена высылкой. Можно отметить также, что Гвиччардини упоминает в числе изгнанных именно Козимо, Аверардо, Лоренцо и Аччайуоли, в то время, как общее число изгнанных, относящихся к дому Медичи, достигло восьми человек. Их высылали постепенно за период с сентября по ноябрь 1433 года. В «Истории» Макиавелли, кстати, также написано, что были изгнаны именно Козимо, Аверардо и «многие другие из дома Медичи». Почему же оба автора обращают свое внимание именно на эти фамилии ? Дело в том что Аверардо в то время руководил одним из филиалов банка Медичи. Причем в то время существовало две «ветви» банка Медичи. Первая была основана отцом Аверардо, Франческо, а вторая принадлежала Джованни ди Бенчи Медичи, а потом и его сыну. Но несмотря на то что и Аверардо и Козимо фактически являлись самостоятельными главами своих банков, Аверардо был «верным защитником интересов своей фамилии». Таким образом, имена Аверардо и Козимо Медичи выделяются постольку, поскольку они являлись главами дома Медичи, но каждый из них возглавлял свою ветвь «семьи». Что касается упоминания имени Лоренцо, то здесь на мой взгляд, для понимания этого вопроса, следует более подробно остановиться на вопросе о структуре дома Медичи. В итальянском городе существовали так называемые «малые семьи» и «большие семьи». Малая семья представляла из себя круг ближайших родственников. Во главе семьи стоял старший член семьи. В данном случае имена Козимо и Лоренцо, его брата, называются постольку, поскольку фактически они оба стояли в то время во главе ветви семьи, идущей от Джованни д`Бенчи, как самые старшие. Аверардо также стоял во главе другой ветви семьи, ведущей свое начало от Франческо. Во-вторых, Гвиччардини сообщает, что Медичи были высланы в Венецию.У Макиавелли мы встречаем упоминание о Падуе. Козимо, был изгнан на 10 лет, Лоренцо на 5 лет отправился в Венецию. А вот Аверардо был отправлен в Неаполь также на 10 лет. Также важное значение для Медичи имела высылка Аччайуоли в Грецию, так как он фактически остался представителем интересов промедичейской группировки во Флоренции. Макиавелли сообщает нам, что причиной изгнания стало перехваченное письмо Аччайуоли, адресованное Козимо, в котором Аньоло побуждал Козимо к интригам. Можно также отметить, что после прихода к власти семья Медичи породнилась с Аччайуоли.
Таким образом автор подчеркивает, что высылке подверглись именно главы семьи. Выслать всю семью было фактически невозможно поскольку живущие в одном городе семьи на протяжении длительного времени соединялись между собой узами браков, родства и образовывали своеобразную сеть. Если бы пришлось выселять всех, кто находился в каких-либо отношениях с Медичи, то пришлось бы выселять даже кое-кого из представителей оппозиции. Приход к власти Никколо Кокки, гонфалоньера правосудия и сторонника Медичи, накалил обстановку до предела. Кстати, гонфалоньером правосудия Кокки был выбран не в сентябре, как написано в «Истории», а в августе. Гвиччардини даже пишет о имевшем место восстании, но опять же ошибается в дате написав, что выступление антимедичейской группировки Альбицци имело место в 33 или 34 году. На самом деле выступление не могло произойти ранее августа 1434, поскольку до этого времени гонфалоньером правосудия был Донато Велути, сторонник Альбицци. Более того, имевшие место волнения, о которых упоминает Гвиччардини, так и не перетекли в вооруженное столкновение. Что же касается упоминания о выборах, и синьории, то эта фраза нуждается в пояснении. Итак, в своей «Истории» Гвиччардини пишет, что была выбрана новая синьория, которая работала с сентября.
Эти выборы были напрямую связаны с упоминавшимися у Гвиччардини волнениями. После того, как стало известно о том, что новым гонфалоньером правосудия будет Никколо Кокко, Донато Велутти хотел распустить синьорию. Это было возможным, поскольку новая синьория приступала к деятельности через три дня после результатов выборов. Собственно за этим и стоял Ринальдо Альбицци. Однако после продолжительных споров было все же решено допустить новую синьорию к деятельности, но бдительно следить за ней. И вот когда новая синьория пришла к власти Никколо Кокко сразу же вызвал для допроса подозрительных людей, а это были Ринальдо Альбицци, Ридольфо Перуцци, Никколо Барбадоро. Те в свою очередь, получив известие об этом, вооружились и хотели направиться к синьории, но поскольку ряд заговорщиков не явился на место сбора, представители синьории стали отговаривать Ринальдо Альбицци от шага, который он собирался совершить. А после того, как они согласились с требованием о невозвращении Козимо, заговорщики сочли за благо разойтись. Кроме того, автор не упоминает о главной причине кризиса режима Альбицци – войну с Луккой. Шедшая три года, эта неудачная война лишь пошатнула положение Альбицци и его сторонников. Тем не менее именно кризис во Флоренции, автор называет главной причиной возвращения из ссылки представителей медичейской группировки.
Козимо вернулся во Флоренцию 6 октября 1434 года.
Пьеро Гвиччардини был сыном Луиджи Гвиччардини, бывшего гонфалоньером правосудия во время восстания чомпи. Во время войны в Романьи он был послан комиссаром в войска вместе с Аверардо Медичи. За его связи с домом Медичи он и был выслан, причем как пишет автор «Семейной хроники»: «Пьеро за его связи и родство с Козимо мог бы подвергнуться большим неприятностям, если бы его не защитил и не помог ему брат его, мессер Джованни, принадлежавший к партии, враждебной Козимо». Далее Гвиччардини пишет, что, по возвращении во Флоренцию, Пьеро участвовал в подавлении выступлений Альбицци и был после Нери и Козимо самым важным человеком в городе. Подводя итог, можно сказать, что все же упоминание Пьеро можно объяснить прежде всего желанием Гвиччардини подчеркнуть роль своей семьи в истории Флоренции. Этим же, к примеру, можно объяснить и то, что он начал свою «Историю» с упоминания имени своего родственника – Луиджи Гвиччардини.
Что касается роли Нери, то в начале формирования власти Медичи его роль в рядах сторонников Медичи была достаточно велика. Следует отметить, что представление о том, что Козимо Медичи был фактически правителем города после своего возвращения не совсем верна. Скорее здесь можно говорить о том, что к власти пришла новая группировка знати, в которой, особенно на первых порах, нельзя выделить кого-либо одного безусловного лидера, что собственно отмечается Франческо Гвиччардини. Помимо Нери можно упомянуть и представителей семьи Пуччи, которые помогали Козимо, за что, кстати также были высланы. Автор подчеркивает, что даже после возвращения из ссылки Козимо не имел подавляющего преимущества даже в своей партии, а советовался с Пуччо Пуччи. К примеру, 6 декабря 1446 года Синьория обсуждала вопрос о изменении положения выборов в аккопиаторы (Аккопиаторы во Флоренции по сути отвечали за выборы в различные органы власти (Балию, совет Ста и т.д.). Аккопиаторы избирались сроком на пять лет).
Как известно, накануне выборов в специальную сумку (borsa) клались записки с фамилиями кандидатов. Выборы по жребию производились путем извлечения записок из этой сумки вслепую. Ряд представителей Синьории предложил выбрать аккопиаторов не по жребию, а просто назначить. Но для этого было надо не закрывать сумки, а изъять из них фамилии людей, предназначенных для выборов в аккопиаторы. Козимо предложил ничего не менять и опечатать сумки. Напомним, что со времени возвращения Козимо прошло уже 12 лет. Так вот, из 29 человек, обсуждавших этот вопрос, за Козимо стояло меньше половины – 11 человек, из которых безусловно его поддерживало лишь 6. Так что говорить о какой-либо абсолютной власти здесь не приходиться, тем более, что по всем важным вопросам Козимо консультировался с приорами и гонфалоньером правосудия.
Конфликт между Нери и Козимо, о котором рассказывается в обеих «Историях» был вызван отношениями с герцогом Франческо, о которых упоминает Гвиччардини. Он, правда, не связывает эти события. На самом же деле ситуация была следующей. Во время Ломбардской войны граф Франческо сперва находился на службе у Милана, воюя против венецианцев, которых поддерживали флорентийцы. Помощь их была незначительной, а потому они фактически оставались нейтральными. Но вскоре граф Франческо расторг союз с Миланом и, решив его захватить, обратился за помощью к Козимо Медичи. Козимо решил помощь графу в то время, как Нери был против. Как пишет Гвиччардини, Козимо указал на причины, по которым следовало бы благоприятствовать графу. Он не поясняет, какие именно, но здесь нам на помощь приходит сообщение Макиавелли, который пишет что Козимо считал, что если не помочь графу, Милан захватят венецианцы, а это будет для Флоренции намного хуже. Нери же был против этой идеи. А поскольку Нери был во Флоренции лицом, по крайне мере не уступающем Козимо в славе и известности, то Козимо оказался в тяжелом положении. Как пишет Гвиччардини, Козимо боялся, что, утратив положение, он уже не сможет держать под контролем важные дела в городе. В качестве противовеса усиливающемуся положению Нери Козимо начинает возвышать Луку Питти, не такому умному, как он, но преданному. Считается, что он сделал специально потому что знал, узнав как правит Питти, народ снова захочет Медичи.

Приорат — орган городского управления некоторых средневековых городских коммун Средней Италии (Флоренции, Ареццо и других), в которых власть находилась в руках пополанов. Назывался также синьорией.
Во Флоренции приорат состоял из представителей цехов — приоров (от 3 до 21), с 1289 г. его возглавлял гонфалоньер справедливости. Утратил значение в XV в. с установлением тирании Медичи.

Чомпи
(итал. ciompi), чесальщики шерсти и др. наёмные рабочие мануфактур Флоренции 14 в. В 1378 подняли восстание, к к-рому примкнули мелкие ремесленники. Добивались повышения заработной платы, создали своё пр-во во главе с Микеле ди Ландо (предавшим повстанцев). Восстание было подавлено.

Аккопиаторы во Флоренции по сути отвечали за выборы в различные органы власти (Балию, совет Ста и т.д.). Аккопиаторы избирались сроком на пять лет.
взято с www.5ballov.ru/referats/preview/35223/7

@темы: Италия, Флоренция, значимые фигуры, исторические заметки, история городов, политика