Терри
Солнце инсайд/tassie bears coffee
Сказка про глупого вешапа, который солнце сожрать хотел

Всем известно, что живут в сирийских и мидийских краях огневые змеи вешапы. Велики они и черны, и шерстью обрастают, как верблюды. Да и головы их на верблюжьи похожи, только зубасты сильно, и огнем пыхают.
Взрослый вешап известен мудростью своей и тем, что часто людям помогает, лечит их и хорошую погоду делает. Правда, любит такие змеи разные приношения – особо вкусную еду, деньги, и камни драгоценные, всякие ковры и прекрасные ткани.
Но молодые вешапы, опыта не набравшиеся, часто бываю глупы и проказливы. Есть и такие, что слушать старших не хотят совсем, убегают из дома, и проказят вдоволь. И в одиночку проказят, и в стаи сбиваются. Могут, к примеру, в песок пустынный зарываться и купцов или верблюдов их за ноги кусать. Даже верблюдов, малолетние наглецы, цапать не стесняются, не смотрю на то, что те - ихние родственники!
Купцы понятно, злятся. Ведь в прокусанный сапог песок засыпается и ходить неудобно, да и ноги трет. А верблюды от укусов бывают злы, поднимаются на дыбы, сбрасывают груз, а вешапские змееныши, если запах вкусен из мешка идет, тут же тюки утаскивают гурьбой.
А в пустыне раздирают тюк и сжирают кучей еду.
И поди их поймай! Дорогу за собой ногами и хвостом заметают, песок задними лапами бросают в глаза.
Правда, бывали ловкие купцы, что успевали вешапов настичь и побить палкой. Убегал такой вешап в пустыню или в горы. Залезал в логово, и от родителей прятался. Потому что стыдно. Ведь если заметят, что палкой побили, значит, от людей убегал. Шкодил и проказничал, значит, и еще больше тогда накажут.
Только за драку промеж собой не наказывают вешапов родители. Когда состязаются мелкие змеи в силе, соревнуются, значит.
Так вот, речь пойдет о том, что очень вешапы греться любят. И, хотя сами огонь изрыгают из пасти (говорят, что за это верблюды им завидуют), и на солнышке любят полежат, и даже у огненной скалы на склоне посидеть. А уж с нагретых солнцем пустынных и степных камней, вешапа ничем не изгонишь, пока сам не слезет. Разве только разозлишь его. А злить вешапа без дела – нет в том особого блага. Особенно если к тому же змею или родственникам его обращаться придется.
Так вот, рассказ тут пойдет о том, что выдалась в один год холодная зима. И многие вешапы мерзли. Потому собирались они в своих пещерах и больших глиняных домах, и грелись кучей, или в горячие озера ныряли. А иные и вовсе на юг уходили совсем, к родичам, но речь о том дальше пойдет.
В то время жил один небольшой вешап из царского рода. Ростом он был невелик, ибо возрастом мал, зато шерсть на нем выросла цвета мореного дерева и еще шерстинки, как позолота. Как положено вешапу королевского рода, гордость он имел королевкую.
В драки лез неизменно, даже с теми, кто старше его, хоть и без клоков шерсти своей порой уходил. И чаще всего этот малый вешап драки проигрывал. Звали его Аджаха.
И хоть силой не вышел, зато ловкостью и быстротой, да и летал тот малый вешап лучше всех.
И вот однажды одолели его в сражении за мяч из куска старой шкуры старшие змееныши.
Очень обиделся Аджаху, потому что быстрее всех до меча добежал. Но когда понес обратно, к заветной пещере, старшие напали на него и мяч отобрали.
А когда позвали потом греться, не пошел с ними греться Аджаху, а сказал, что лучше замерзнет. Мерзнуть Аджаху не понравилось. Сидел он один на ветру, и смотрел на солнце. И домой возвращаться не хотел, потому что стыдно и обидно перед родителями бы стало. Тогда выглянуло между облаком солнце и пригрело его.
И решил тот вешап с разноцветной шерстью:
- Вот солнце сверху. И оно греет всех вешапов, и камни, на которых вешапы спят, и пещеры их тоже. И людей греет, что носят вешапам еду и подношения.
А вот летаю я выше всех, и поднимусь на небо, и сожру солнце. И будет оно греть только меня. И все меня будут уважать и бояться. Потому что скажут: «Вот, великий вешап! Поднялся выше всех, и сожрал солнце.» Только я смогу его всем отдать. Тогда те, кто меня обидел, придут ко мне на поклон.
Пусть тогда уважают меня, несут мне много вкусной еды и самые клокастые мячи из шкур! И пусть скажут моим родителям – этот вешап быстрее всех.
Так подумал мелкий вешап. Пошел он тогда к старшим змеенышам и сказал, что сожрет солнце, и все они скоро будут ему кланяться, и умолять солнце отдать.
Посмеялись над Аджаху старшие змееныши.
Однако тот только поднял на них хвост.
Отправился он домой, съел побольше еды в родительской пещере, взлез на самую высокую гору, разогнался, и взлетел выше туч.

Однако, сколько ни летел малый вешап вверх, все никак не мог достичь солнца.
И хоть увеличивалось оно, но приблизиться к нему не удавалось.
Совсем выбился из сил Аджаху, к тому же, чем выше он летел, тем больше мерз, а не согревался.
Солнце уже стало так велико, что больше самого Аджаху. И понял тот малый вешап, что хоть и королевского он рода, а солнце съесть не может. Тогда покинули бедного Аджаху силы, и свалился он вниз, в большую темную тучу. Туча та летела от огневой горы, и была теплой, и малый вешап в ней грелся.
А когда согрелся, начал плакать от обиды. Что не мог долелеть до солнца, что солнца ему не сожрать, потому что солнце огромное весьма и даже самый огромному вешапу его не проглотить, что снова станут смеяться над ним старшие змееныши.
Стали капать его слезы на землю, и попали на нос одного очень старого вешапа.
Жил тот вешап в пещере, на границе с пустыней, и минуло ему больше тысячи лет. Звали его Дунаху. Славился дунаху мудростью своей и тем, что умел гадать на пепле. Для того, чтобы пепел обрести, дул Дунаху на все, что было старым и ненужным. Старые вонючие шкуры пламенем своим сжигал, кости и трупы разные, что попадались в степи, и протухли так, что не съешь уже. А еще люди приносили Дунаху много подношений и складывали у входа в пещеру.
Большие кучи подношений там лежали. А поскольку Дунаху много времени проводил в размышлениях и гаданиях, то не успевал все свежим съедать. От того часть подношений на солнце прокисала, а часть растаскивали звери и вешапские родичи. Ну, а те, что уже прокисли как следует, плесенью поросли и никуда не годились, огромный черный Дунаху сжигал.
А еще два раза в год Дунаху-вешап летал не высоко, а низко. Потому что приходили к нему люди из окрестностей, и состригали большие клоки вешапской шерсти. Из нее потом сирийские и мидийские женщины плели целебные рубахи. С малой шерстью низко летал Дунаху, а с великой – высоко.
И вот летела над ним туча с Аджаху внутри. Упала слеза Аджахова на самый кончик черного морщинистого носа, и сразу понял Дунаху, что плачет вверху какой-то вешап.
Тогда посмотрел он вверх и увидел кончик хвоста малого вешапа, что свисает из тучи.
Взлетел в тучу Дунаху, хоть в то время шерстью не очень оброс, схватил змееныша за шкирку и вниз к себе стащил.
- Чего плачешь, малый вешап? – спросил Дунаху, грозно вращая круглыми глазами.
Аджаху небольшой был змей, но смелый.
- Плачу от обиды, - сказал он. – От того, что не смог до солнца долететь и его сожрать.
И рассказал Дунаху свою историю.
Долго думал Дунаху, сидя на старой зимней траве. Так долго думал, что Аджаху снова мезнуть начал и хвостом, и лапами, и начал быстро бегать у пещеры, чтобы согреться.
Бегал вокруг куч с подношениями, когтями траву взрывал. И вокруг самого Дунаху бегал тоже. И когда наступил случайно Дунаху на лапу, очнулся от мыслей своих старый змей и потянул воздух морщинистым носом и чихнул:
- Прокисло что-то, - сказал он. – Пойдем-ка в пещеру, малый вешап.
Развел Дунаху в пещере огонь, разогрел на нем вкусный плов и накормил Адхажу досыта.
А потом наволок много старых теплых шкур и сделал гнездо для малого змея.
- Вот что, - сказал черный Дунаху. – Научу я тебя утром тучи разгонять. А теперь спи!
А утром пришла немолодая сирийская женщина, принесла кофе и пахлавы. Увидела она Аджаху, стала умиляться и за ухом малого змея чесать. А потом напились змеи кофе, наелись пахлавы и взлетели высоко в небеса.
А поскольку Дунаху мерз в тучах из-за малой шерсти, то летал очень быстро, и всюду дул.
И Аджаху тоже весьма быстро летал, даже старого змея иногда обгонял. Дул Аджаху мало, но часто, не умел еще сильно огнем дышать.
И вот выпала из туч вода в виде снега. И исчезли тучи, и солнце засветило.
Возрадовались тогда люди, звери и вешапы.
Пришли они к пещере, несли подношения и клокастые мечи из шкур, и двух змеев прославляли.
Так Аджаху очень славен стал. И теперь хвалил его каждый вешап.
А к Дунаху теперь Аджаху часто ходил. Многим мудростям научил его старый змей.
И друзья, и родственники Аджаху ходили к Дунаху. И кучи все подъедали, так что ничего почти не прокисало.

@темы: мифология и фольклор, литература, драконы